Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Валентина ЛЕБЕДЕВА: верю – он сам пойдёт!

04.12.2017, 1:01      Новости Ангарска
2 декабря стартует декада инвалидов. Мы встретились с Валентиной ЛЕБЕДЕВОЙ - мамой четырехлетнего сына, чтобы узнать, как меняется жизнь семьи после рождения ребенка-инвалида. - Когда вы поняли, что ваш ребенок не такой, как все? - У нас это четвертый ребенок. Знаем, что и в каком возрасте дети должны делать. Сёма не держал голову, не переворачивался. Как только ему исполнился месяц, начали ходить по врачам. Они говорили: «Мамочка, не переживайте. Ваш сын недоношенный, чуть-чуть отстает в развитии» (Семен родился семимесячным, на 33-34-й неделе беременности). В пять месяцев мы с Семеном попали в стационар детской больницы с подозрением на воспаление легких. Там невролог Светлана КРАСУЛИНА впервые нам сказала о высокой группе риска ДЦП. В 8 месяцев диагноз ДЦП подтвердили в Иркутске, в Ивано-Матренинской больнице. - Вы планировали этого ребенка? - Да. Детей очень любим. Когда еще в общежитии жили вчетвером со старшими детьми Александром, ему сейчас 23 года, и Катей, ей 18 лет, мечтали о большой семье. В ипотеку взяли трехкомнатную квартиру. В ней уже семь лет назад Влада родилась. Потом Семен. Мы и пятого хотели. Теперь мечтаем только о том, чтобы сына на ноги поднять. Ему еще года не было, стали возить его в Иркутск, в китайскую клинику. Проходили курсы иглоукалывания, точечного массажа, мануальной терапии. Нам сразу сделали снимок, поправили шею и надели на нее воротник. Семен стал держать голову, переворачиваться. В полтора года ползать начал по-пластунски. В год заговорил сразу фразами. - Какие у вас трудности? - Каждый год мы проходим переосвидетельствование, чтобы подтвердить инвалидность. В прошлом году медкомиссию прошли за неделю. Все врачи принимали без записи, так как ребенок-инвалид, и без очереди. Нынче в нашей, второй, поликлинике невролог без записи не принимает. Запись проводится только в определенный день. Очередь расписана на недели вперед. Пришлось обращаться в частную клинику. Окулиста у нас нет, она на длительном больничном. Отправили в четвертую поликлинику. Приехали туда с сыном. Нас без талона не приняли. Объясняла, что ребенок неходячий, плохо переносит дорогу. Бесполезно. За талоном отправили в нашу поликлинику. Из нашей снова послали в четвертую! В итоге пришлось проходить платно в частной клинике. Все справки собрали. Выяснилось, что необходимо ехать в Иркутск за направлением для получения специальной обуви. В итоге на прохождение семи врачей мы потратили больше месяца. Хуже то, что Семену 4,5 года, и все это время у нас на участке нет педиатра! Столкнулись еще с тем, что путевки на курс реабилитации нам предлагают только в санаторий «Сосновая горка», который расположен в Зиме. За пределы Иркутской области выпросить направление невозможно, хотя сами врачи говорят, что нужно использовать разные методы воздействия на организм. Приходится просить помощи у людей. - Помогают? - Кто-то помогает, а кто-то обманывает. Когда я первый раз начинала собирать деньги, чтобы свозить Семена в клинику в Севастополе, мне предложили помощь волонтеры из Орла. Я тогда еще не умела пользоваться компьютером и согласилась. Они взяли наши документы, фотографии, приглашение на лечение, а реквизиты указали свои. Денег от них мы так и не получили. Они переименовали группу помощи детям на помощь животным. Сейчас я сама пользуюсь Интернетом. На странице Семена, которую веду сама, написала про этих «волонтеров»: «Осторожно, мошенники!» и указала их данные. Мне стали угрожать судом. Потом удалили свою группу и все страницы волонтеров. Но это единственный негативный случай. В основном поддерживают. Хорошо помогали нам после статьи о Семене в вашей газете. Самое большое поступление было от Марата Сергеевича - 20 тысяч рублей. Я все данные записываю в тетрадь. Сама придумываю различные акции. Написала как-то, что суммы меньше 10 рублей, которые остаются на банковских картах, в магазине не потратишь, а для нас важна любая помощь. Так вот эти «хвостики» только за одну неделю принесли нам 23 тысячи рублей. Кстати, именно после Севастополя Семен начал вставать у опоры и делать первые шаги. Сейчас он ходит, держась за одну руку. Пробует бегать, при этом радостно кричит: «Я – победитель!» В садике они начинают писать в прописях, поэтому он и дома вместе с Владой уроки делает. - Нередко папы детей-инвалидов уходят из семьи. Как ваш? Держится? - Когда нам поставили диагноз, все думала: «Как я об этом мужу скажу?» А супруг меня обнял и сказал: «Не бойся, я же с вами! Вы – моя семья. Я без вас никуда!» - Вы понимаете, что рано или поздно настанет день, когда Семен останется без вашей помощи и поддержки? - Если честно, то стараюсь об этом не думать. Все мысли и силы сейчас направлены на то, чтобы научить его самостоятельности и вылечить, насколько это возможно. ДЦП это не насморк. За неделю не проходит. Однако после каждого курса реабилитации у нас появляются хоть небольшие, но улучшения. Мы каждый день делаем специальную гимнастику. Семен уже стоит, сидит, научился слазить со стульчиков, сам ест, сам чистит зубы. Надеюсь, что настанет день, когда он отпустит мою руку и побежит. И потом у него есть две старшие сестры и брат. Не бросят. Галина ЛЕМЗЯКОВА, фото Николая СТЕРНИНА
Источник: angvremya.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях..

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования